Мне знакомка твое лицо

Твое лицо мне так знакомо « Стихи о любви, страница 23

мне знакомка твое лицо

Твоё лицо мне так знакомо, Как будто ты жила со мной. В гостях, на улице и дома Я вижу тонкий профиль твой. Твои шаги звенят за мною, Куда я ни. Тайный друг · Уличное знакомство · твоё имя · Снежный ком · Собраться в группы по именам и хором прокричать свое имя · 5 важных. Твой образ, как видение возник. Средь серых будней и Хочу, чтоб вы ближе стали Мне! А может, и родней!!! И радуют близкие лица. Здоровьем.

Солнце спокойно склонялось к голубым холмам; вечерние лучи его золотили поверхность озера; мелкие острова, на нем рассеянные, будучи осыпаны розовым блеском запада, казались воспламененными и прозрачными.

Вечерний ветерок разливал прохладу: Я шла, задумавшись, -- нечувствительно очутилась у зеленой дубовой рощи2, растущей на полугоре, и вдруг вижу перед собою трех молодых девушек, совершенно сходных лицом, прекрасных, цветущих, как майский день.

Одна сидела под старым дубом, облокотившись на урну, обвитую лилиями, незабудками и кипарисом; другая лежала небрежно на траве под розовым кустом, а третья смотрела на заходящее солнце: Я удивилась, не знала, идти ли к ним, или удалиться; но одна из них -- та, которая лежала под розовым кустом, -- подлетела ко мне, как легкий ветерок, и, улыбаясь, сказала: Сядь под этот розовый куст: Да сохранятся вечно ее приятность, ароматы и свежесть! Старшая сестра -- та, которая сидела под дубом, облокотившись на урну, устремила на меня задумчивый взгляд, и душа моя невольно наполнилась унынием, когда я всмотрелась в черты ее лица, веселого, но вместе и прискорбного; тайная сила влекла меня к ее сердцу, но я не смела приблизиться и молчала.

Я называюсь Прошедшее; имя средней моей сестры, которая подарила тебе розу -- Настоящее, а младшей -- Будущее; иначе называют нас5: Мы неразлучны; тот, кого полюбит одна, становится любезен и другим; противный одной необходимо должен быть противен и прочим.

Милая Минвана, прекрасное создание природы! Ты будешь6 нам любезна -- ты рождена для счастия; святое провидение сохранит тебя на пути жизни. Теперь, начиная только жить, ты можешь и должна любить одну сестру мою Ныне, приятную, живую. Играй душистыми розами, которые дарит она тебе с веселою улыбкою; знай, о Минвана, что свежесть и ароматы их не исчезнут, доколе в сердце твоем, еще спокойном и чистом, сохранится невинность.

Дружась с сестрою моею Ныне, ты приготовишься любить и меня и сестру мою Завтра- наступит, наступит время, когда почувствуешь, что дружба наша для тебя необходима -- желания и надежды откроются в безмятежной твоей душе, а розы настоящего Тогда, мой друг, моя привлекательная, тихая Минвана, веселая Завтра да будет твоим прибежищем!

Она указывает тебе на отдаленный запад: Наслаждаясь непорочно розами настоящего, ты будешь с веселием чистым, с надеждою безмятежною смотреть на сию привлекательную отдаленность Будугцего: Но такое услаждение получает одна непорочность! Иногда -- о сохрани тебя, Творец, моя невинная Минвана -- иногда неприязненный жребий затмевает утешительный блеск отдаленного; будущее скрывается; самое настоящее, утратив свою веселость, облекает себя покровом печали Минвана, сестры мои, привлекательные лицом, непостоянны: В передней никого не было; я открыл дверь и вошел внутрь вместе с незнакомцем.

Кавалер Толедо немало удивился.

мне знакомка твое лицо

Ну что там у вас, на Мальте? Что поделывает великий магистр? А приор ожидающих посвящения? Милый друг, дай тебя обнять! Кавалер Агилар отвечал на эти дружеские проявления столь же ласково, но гораздо более сдержанно.

Я подумал, что два друга захотят вместе ужинать. Нашел в передней посуду и скорей побежал за ужином.

Твоё лицо мне так знакомо - стихи Блока

Когда стол был накрыт, кавалер Толедо велел мне принести из подвала две бутылки французского пенистого. Я принес и откупорил. Между тем друзья предавались воспоминаниям. Ты наделен всеми добродетелями, а я, несмотря на это, люблю тебя, как будто ты — самый большой развратник.

Стихи о любви

Право, эти слова я доказываю делом, так как до сих пор ни с кем в Мадриде не подружился, и ты по-прежнему — единственный друг. Но, говоря откровенно, я не столь постоянен в любви. У мадридских женщин в характере есть что-то такое прилипчивое, такое неотвязное, что часто поневоле становишься более нравственным, чем хотел. Наш орден — военный и в то же время духовный.

Все спасены и спасутся

Мы даем обет, как монахи и священники. Как же так, черт возьми. Ты хочешь, чтобы жена оидора Ускариса жарилась целую вечность на огне за то, что провела сегодня со мной часок? Но с тех пор я зарекся иметь дело с театральными дивами. Однако я разглагольствую, а ты не ешь и не пьешь.

Я опорожнил целую бутылку, а твой бокал все полон? О чем ты мыслишь, о чем думаешь? Это, наверно, какой-нибудь весельчак.

Ты часто зовешь его ужинать? Разве ты приехал сюда драться на поединке?

  • Твое лицо мне так знакомо (Блок)
  • Александр Блок «Твоё лицо мне так знакомо...»
  • Перевод "твое лицо мне знакомо" на английский

Ты знаешь, какое это страшное оружие. Толедо, чувствительная душа которого легко переходила из одного состояния в другое, сразу, после самого шумного веселья впал в самое мрачное отчаяние.

Тут часы пробили одиннадцать, Агилар обнял друга и сказал: Я отложу поединок до полуночи. В это время следи внимательно: С этими словами Агилар еще раз обнял друга и ушел. Толедо бросился на кровать и залился слезами, а я вышел в переднюю, не закрывая за собой двери. Мне очень хотелось знать, чем все это кончится.

мне знакомка твое лицо

Толедо вставал, глядел на часы, потом снова падал на кровать и плакал. Ночь была темная, только вспышки далеких молний прорывались порой сквозь щели ставен. Гроза надвигалась все ближе, и страх перед ней еще усиливал мрачность нашего положения.

Пробило полночь, и вместе с последним ударом мы услышали троекратный стук в ставню. Толедо открыл ставню со словами: Толедо упал ничком на землю, потом вскочил, взял плащ и вышел. Я последовал за.

мне знакомка твое лицо

Мы пошли по дороге к Мансанаресу, но, еще не доходя большого моста, увидели длинную вереницу людей, из которых некоторые несли факелы. Толедо узнал своего брата.

Толедо упал без чувств. Видя, что он среди своих людей, я вернулся к себе на паперть и принялся размышлять обо всем, чему был свидетелем. Отец Санудо не раз говорил нам о чистилище, и это новое свидетельство не произвело на меня особого впечатления. Я заснул, как обычно, крепким сном.