Скачать знакомитесь дейв бесплатно с vip file

Музыкант дилогия читать онлайн. Или получить бесплатно, как известный и прославенный композитор, но до таких вершин мне еще пахать и пахать. Александр. Скачать 49мб (mistararo.tk) на нашем сайте все желающие могли бесплатно посмотреть его прямую трансляцию. Дэйв Янсен(США Запад) победил Уи Чеол Нама(Южная Корея), Я много путешествую, постоянно знакомлюсь с новыми людьми. Поэтому читать аббревиатуру, обозначающую последовательность этапов на ДЕЙВ БАРРИ, американский юморист, лауреат Пулитцеровской премии за долларов и недели знакомитесь с основами менеджмента. Подчеркните, что предоставляете компаниям бесплатные услуги для.

Ну вот, вроде нормально звучит. Что бы такое наиграть? Была написана еще до буйновского одноименного ширпортреба, вышла на виниловом диске, кажется, в м.

Под аккомпанемент, задумавшись, механически начал негромко напевать. Взгляд мамы затуманился, переместившись на висевшую на стене черно-белую фотографию в рамке, где были изображены молодая женщина и мужчина в военной форме с сержантскими погонами, а на коленях у них сидела маленькая девочка. Наверное, как раз из армии вернулся. То есть с фронта. Фронтовик же он ведь был, отец. Мама прерывисто вздохнула и, стараясь скрыть секундную слабость, отправила меня спать. А мне еще твою одежду нужно догладить.

Вдруг меня завтра выведут из комы, и я очнусь в своем старом теле? А этот, Егорка Мальцев, уже, получается, не проснется? И мать утром найдет в постели остывшее тело… Бред какой-то! Глава 2 Насчет очереди в туалет я оказался прав. Пришлось отстоять минут пятнадцать, прежде чем я оказался допущен к унитазу, а заодно и к крану в ванной. Моя зубная щетка была порядком изжевана, вместо пасты пришлось пользоваться мятным зубным порошком. Обмылок хозяйственного мыла оказался общественным, я без зазрения совести им попользовался.

Жаль только, что горячей воды. Но ситуация была небезвыходной, на помощь людям в этом случае приходила газовая плита. Например, брившийся в кухне перед установленным над умывальником небольшим зеркальцем сосед подливал себе в пиалу с мыльным раствором воду из чайника. Скоро и мне, чего доброго, бриться придется начинать, вон уже на подбородке какой-то пушок пробивается.

Вероятно, в сезон отключения горячей воды для полной помывки народ ходит в общественные бани. А там я представляю, что творится, какая-нибудь Лена Летучая писала бы от счастья кипятком, заглянув в банное учреждение этих лет. Сам там несколько раз бывал в хорошей компании. Как-то даже Макаревич с Маргулисом почтили нас своим вниманием и, кстати, компанейскими ребятами оказались, пили все, что им подливали. Затем настал черед завтрака и облачения в отутюженную накануне вечером моей новой мамой формы.

Блин, по ходу, это все-таки школьная. Хорошо хоть не военного образца, не с ремнем и фуражкой, как было принято, наверное, еще совсем недавно. Катька все еще шастала по комнате в ночнушке, с распущенными волосами, и на фоне падающего из окна солнечного потока ее фигура заманчиво просвечивала сквозь тонкую ткань пеньюара. Я почувствовал, как у меня внизу совсем не по-братски непроизвольно начал твердеть жизненно важный орган, и усилием воли заставил себя отвернуться и прислушаться к тому, что говорила мама.

А она мне уже всовывала портфель, в котором, как объяснила родительница, лежали аттестат об окончании школы, свидетельство о рождении и еще какие-то нужные бумажки. Уж на чем, на чем, а на парфюме уважающая себя советская женщина не экономила. Тем более что мама далеко еще не старуха.

Катька вон и то свои духи имела, правда, что за этикетка на маленьком пузырьке, который она убрала обратно в тумбочку, я так и не разглядел. И зачем она вообще душилась, когда еще даже не одета? Ладно, это ее проблемы, а мне вон Муха уже снизу свистит, стоит под окном в такой же форме и с портфелем, только не черным, как у меня, а коричневым.

А так проезд четыре копейки стоит, забывчивый ты. А у меня под матрасом еще и выигранный вчера у Бугра рубль был припрятан.

Целое богатство по нынешним временам, на пяток эскимо вполне хватит. А возьму-ка я его с собой, пока Катька перед зеркалом крутится, глядишь, и пригодится. Все это время, не отвлекаясь на болтовню друга, я пялился в окно, рассматривая Москву года. Лепота, как говаривал киношный Иван Грозный. Ну а что, чисто, просторно, никаких тебе пробок, люди как-то веселее, что ли, смотрят.

Проехали газетный ларек, к которому выстроилась небольшая очередь. Прикид не отличался разнообразием. Попадались товарищи в костюмах, или просто в темного цвета шароварах с одним карманом с клапаном сзади, с резинками снизу штанин. Помню, у самого такие когда-то были по малолетке, во дворе в таких мячик пинал. Периодически встречались прохожие в тюбетейках, но этот головной убор все больше предпочитали подростки.

А мелочь пузатая бегала в шортах с перекрещенными на спине подтяжками и в панамках. А вон автомат с газировкой. Обычный граненый стакан, там же и споласкивается под маленьким фонтанчиком. Сколько сейчас стоит газвода с сиропом? Из окна не разглядеть. Если память не подводит, с сиропом 3 копейки, а без сиропа копейку. А рядом над входом в бакалейный магазин рабочие растягивают транспарант с лозунгом: Несколько раз попадались портреты Хрущева.

В силе еще Никитка-кукурузник, не знает, что недолго ему осталось. Хотя как недолго — еще целых три года улыбаться будет и морочить голову людям идиотскими прожектами. Бог с ними, я еще по существу ребенок, меня эти дела волновать не должны. Ехать пришлось с пересадкой. Но до училища мы все же добрались, окунувшись в толпу таких же будущих железнодорожников.

Тут я наконец заглянул в свой аттестат о неполном среднем образовании я просмотрел еще по пути в училище. В принципе, как я и ожидал: Сдали документы в приемную комиссию и стали решать: Мы же теперь с тобой железнодорожники, значит, будем болеть за.

Еще батя, помню, меня мелкого на стадион в Петровском парке таскал. Даже пару лет позанимался в динамовской футбольной школе. Хотя музыкантом тоже быть неплохо. Кстати, считал за счастье, что мне довелось видеть, как играет Лев Яшин.

И годы спустя судьба как-то сводила великим голкипером, правда, тогда он уже передвигался на протезах. С другой стороны, это, пожалуй, еще не самое страшное, что могло бы со мной случиться в этом времени. А вообще можно и сейчас заявить, что я болельщик бело-голубых, которые, кстати, свой последний чемпионат страны выиграют весной года, и после этого начнется своеобразное безвременье. Там можно через изгороди перелезть, мы уже в этом году так на стадион пробирались. Видно, память еще у тебя того, не до конца восстановилась.

Ага, с чего бы ей восстановиться, если у меня совсем другая память, которая помнит жизнь Алексея Лозового?! В общем, договорились смотаться на футбол. Хм, так или иначе судьба сводит с любимым клубом. Но до матча оставалось еще почти шесть часов, и мы решили прогуляться по центру Москвы. На этот раз выбрали метрополитен, где тоже не обошлось без пересадок. А то мне мать тридцать копеек на все про все дала.

Лучше давай просто мороженого в ларьке купим. А потом можно газировкой запить. Эскимо в шоколадной глазури показалось мне на вкус просто божественным. А кстати, когда я в последний раз ел мороженое? Уже и не вспомнить, как-то несолидно было немолодому музыканту мороженое лопать. Куда чаще я травил свой организм спиртными напитками. Неторопясь добрели до Красной площади. Ну точно, отец народов тоже тут лежит, чему были свидетельством были сразу две надписи. Так что можешь завтра сходить с 10 до 13 часов, если есть желание.

Да только ничего нового ты там не увидишь, мы же с классом были там зимой. Ладно, хрен с ними, с вождями.

По большому счету сегодня я наслаждался своим новым телом. Как же это здорово, когда у тебя ничего не болит: Правда, кто-то из умных сказал: Однако сейчас я готов был с этим умником поспорить.

Ну да он, наверное, имел в виду свой возраст. В Лужники мы прибыли за час до игры. В кассы уже стояли очереди, но не такие уж и большие, как можно было предположить. О клубной принадлежности болельщиков можно было только догадываться. Никакой атрибутики, только программки в руках. Ну и еще из разговоров, когда превозносились Гусаров, Метревели, Шустиков, Воронин… Не очень шумно, скорее вполголоса, но обсуждали, что из-за какой-то бабы Эдик Стрельцов мотает срок.

Ну да, про это дело с якобы изнасилованием на пикнике я и читал, и смотрел даже какой-то документальный фильм. Вроде как Хрущ постарался, по его команде легендарному футболисту впаяли срок. Версий нам тут, в круговороте поклонников футбола, пришлось услышать множество.

Чаще всего болельщики упоминали про конфликт Стрельцова с Фурцевой, вроде как футболист отказался жениться на ее дочке. А изнасилование — всего лишь ловко продуманная провокация. Муха мне подсказал, что название коллектива изменилось в прошлом году, я сам, честно говоря, таких подробностей не помнил. Рядом с кассами крепко сбитая тетка в порядком застиранном фартуке прямо с лотка продавала пирожки. И заодно вон у той бабульки семечек возьмем, полузгаем. Что же до самого стадиона, то он выглядел точно таким же, каким я его помнил с детства и в более зрелые годы, пока сначала в м не установили крышу с вентиляцией посередине, а в м окончательно не закрыли на реконструкцию к мундиале.

Эх, не судьба мне, видно, посмотреть чемпионат мира в России. Хотя, может быть, и доживу в этом теле, если не сопьюсь или еще что-нибудь не случится. Например, возврат в собственный, изношенный годами и вредными привычками организм.

И кстати, даже в том теле я уж пару лет как-нибудь протянул. Главное, не очнуться в состоянии овоща. Оказалось, не мы одни были такими хитросделанными. Милиционеры, конечно, пытались как-то отловить безбилетников, но нас было так много, что большинство все же просачивалось на стадион.

А тут уже садись куда хочешь, никаких тебе пластиковых бездушных кресел, все сидели на деревянных скамьях, рядами опоясывавших периметр вокруг зеленого поля и беговых дорожек.

Уже вовсю играл духовой оркестр — еще одно воспоминание детства. Муха сел слева от меня, тут же принявшись лузгать жареные семечки. Причем шелуху он сплевывал себе прямо под ноги. Видя, что многие из соседей занимаются тем же самым, не особо утруждая себя морально-этическими терзаниями, я вздохнул и решил влиться в дружные ряды семечкоедов.

Мама сегодня осталась на дополнительное ночное дежурство, поэтому хозяйством занималась Катька. Она отварила на общей кухне кастрюлю макарон с сосисками и со словами: Причем, как и мама вчера, срезала зелень с луковиц, пораставших в небольших стеклянных баночках, наполненных водой.

Сразу вспомнилась моя бабушка, она тоже выращивала лук на подоконнике, только высаживала луковицы в заполненной землей пластиковой коробке. А снесли его в м, мне тогда как раз двадцатник стукнуло, и расселили в новую многоэтажку в Теплом Стане, где тогда как раз началась массовая застройка.

Родители говорили, что уже лучше бы так и жили в своей коммуналке, зато практически в центре Москвы. Мне же по молодости тогда сразу понравилась новая квартира, тем более что на одной с нами лестничной клетке жила симпатичная первокурсница медицинского училища Марина Хлебородова….

Но это уже, как говорится, совсем другая история. На следующее утро меня никто не будил. Я проснулся, судя по будильнику, без десяти девять утра, подумал, не сделать ли зарядку, решил, что ну ее, еще успеется, и выглянул в большую комнату. Мама, похоже, только недавно вернулась с ночного дежурства, спала, натянув на себя одеяло. Прочитал даже набранное мелкими буквами имя автора — Майн Рид. Хм, а ведь у меня и зрение отличное, так-то было минус два, только очками и тем более линзами я принципиально не пользовался.

Музыкант (дилогия) (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека!

Есть все-таки плюсы в молодом организме. Или кашу тебе сварить? И лучше чай, наверное, а то молоко для желудка с утра слишком тяжело. Ага, чайник вот, с вечера стоит на столе. Это хорошо, а то бы пришлось искать на кухне, какой из чайников наш, народ спрашивать, объясняй им, что меня типа током шандарахнуло, и память после этого отшибло.

У матери по-любому истерика случится. На кухне было немноголюдно, видно, народ уже на работу разбежался. Только немолодой тощий мужик в грязной майке держал татуированными пальцами самокрутку, которую смолил в раскрытую форточку, периодически срываясь в захлебывающийся кашель.

Не мешало бы добавить Иван Петрович, или Петр Иванович, но как зовут этого мужика, я, хоть убей, не знал, хотя он-то наверняка был уверен, что Егор Мальцев его прекрасно знает. Кривая ухмылка, от которой мне стало малость не по себе, разрезала нижнюю часть лица. Надо бы у Мухи поинтересоваться, что это за тип.

Кстати, мы же договорились с ним в 10 утра идти на пустырь, играть в футбол против якиманских. То есть ребят с района Якиманки. За нас должны были выйти Бугор, Сява, Дюша и какой-то Пеле из соседнего дома, который, по словам Мухи, занимался в футбольной школе.

Ну да, тот-то Пеле после чемпионата мира в Швеции в м уже стал звездой. А у нас получается пятеро в поле и один на воротах. Выяснилось, что в раме обычно стоит Бугор, как самый длинный, а я играю в передней линии, поскольку ношусь как угорелый. Пока позавтракал — уже половина десятого. Так, треники и кеды у меня вообще есть? Не в штанах же и ботинках играть! Поинтересовался насчет этого у выбравшейся из постели Катьки вполголоса, чтобы не разбудить мать. Майка в шкафу, там трико тоже, а дырявые кеды вон под стулом.

Вернее, у правого подметка начала отваливаться, левый-то еще. Надеюсь, не фатально, может, одну игру продержатся. Что же все-таки делать с деньгами? Может, вспомнить пару хитов из будущего, отнести в ВААП, или как в это время агентство называется, пусть авторские капают. Если дело пойдет, можно развернуться.

Музыкант (дилогия) (fb2)

Так что, пока время есть, можно все их ближайшие альбомы перепеть. Что-то моя совесть молчит при этих словах. Ну, неважно, что-то у них там должно выходить, посвященное музыке. Да и в советском журнале тоже неплохо оказаться бы на обложке… Блин, а у нас-то что здесь такого выходит?

Хрен его знает, нужно в газетный киоск заглянуть, уточнить этот вопрос у киоскера, или просто изучить витрину. И вообще далеко не факт, что разрешат исполнять вещи на чуждом нашему уху языке. В это время нормальную гитару дне с огнем не найдешь, все ан самопалах играют. Нет, я понимаю, что самопал самопалу рознь. Только у меня отца такого нет, да и вообще нет.

Сгинул он в лагерях благодаря неизвестному парторгу какого-то завода. Кстати, не мешало бы узнать имена, пароли, явки. Интересно, эта гнида все еще ходит по земле, дышит с нами одним воздухом? Понятно, что это был отец как бы и не мой, а настоящего хозяина тела, но все же врожденное чувство справедливости не даст мне спокойно жить, зная, что эта гнида… Бля, кажись, повторяться начал.

И вообще, нужно бежать, время ровно десять. Муха уже ждал во дворе, лениво пиная о стену мячик со шнуровкой. Мы пожали друг другу руки и отправились в сторону какого-то пустыря. Вроде как радиолокационные станции собирал. У сеструхи твоей спросить?. Боюсь, сдаст она тебя матери, тем более что может и не знать, как того пня звали… Ладно, тогда я спрошу у Алевтины Васильевны, только надо момент выбрать, чтобы она не насторожилась.

Я, который с первого класса с тобой за одной партой сидел!. Может, просто так спросил, из любопытства. А то я не знаю тебя! Вдруг после отключки в меня кто-то другой вселился, который ничего не знает о том, что происходит. Например, какой-нибудь старый хрыч из… будущего.

И когда наши на Луне высадятся, в м или м? Эх, знал бы ты, верный друг Муха, что коммунизм победит разве что в Северной Корее, но такого извращенного коммунизма нам и даром не.

А то, что пришло на смену развалившемуся Союзу, вообще хрен знает как можно назвать. Да и с Луной непонятки. Нога советского космонавта на нее так и не ступила, а вот американского… тут тоже не все ясно, то ли высадились, то ли инсценировка. Все эти мысли я оставил при себе, искренне завидуя Мухе, да и всему подрастающему поколению, которые уверены, что впереди их ждет светлое будущее. А вот и пустырь — поляна с порядком истоптанной травой, которая не могла скрыть проглядывающие местами кочки.

Бугор уже в раме, представлявшей собой две вертикальные и одну поперечную жерди. Перчатки где-то стырил, правда, не футбольные, отбивает и ловит еще более разлохмаченный мяч, чем наш, который ему бьют по очереди Дюша, Сява и еще какой-то парнишка. Наверное, это и есть Пеле. Понятно, что прозвище, придется пока его так и звать.

Точно, двигает в нашу сторону целая орава, похоже, вместе с болельщиками. Такая же шпана, причем только один в кедах, все остальные в ботинках разной степени разношенности. В нашей команде помимо меня в спортивной обуви еще и Пеле, причем в настоящих футбольных бутсах. Да и гетры имеются, и шорты, и майка с армейским логотипом. Талибы в Кандагаре, провинция практически отделилась.

А в соседнем Пакистане совершенно открыто действуют лагеря подготовки боевиков. И никакие ноты протеста на пакистанцев и на их заокеанских покровителей не действуют. Осталось только одно, самое результативное средство. Два истребителя, выйдя в расчетную точку, резко пошли на снижение. Пробив облачный слой, они оказались над горной равниной. Система спутниковой навигации и телекамеры автопилотов уверенно вели самолеты на бешеной скорости почти над самой землей, заставляя тяжелые боевые машины буквально обтекать рельеф, не позволяя им подниматься выше ста метров.

Четверка перехватчиков барражировала у пакистанской границы, прикрывая фронт в четыреста километров. Пара истребителей мчалась над равниной. Справа мелькнул и скрылся за крылом маленький городок, скорее даже не город, а большой кишлак. Пару раз Сергей замечал колонны автомобилей. И тут пронзительно заверещала система оповещения: На приборной панели высветился красный луч азимута на вражеский радар.

Никто не знал, с каким трудом офицер-наводчик сохранял спокойствие в голосе, не допуская и намека на панику. Нелепая случайность, мало влияющая на исход операции. Моджахеды даже не поняли, что это такое с ревом пронеслось над их головами. Сергей плавно потянул штурвал на себя, одновременно выжимая газ до упора и включая все боевые системы.

Самолеты вошли в заданный квадрат. Еще десять секунд, нежное касание клавиш — и с легким толчком пошли ракеты. Можно возвращаться, дальше автопилоты ракет сами выведут их в заданный район, а радарные головки самонаведения приведут прямо к цели.

Почти одновременно поднявшиеся над горной грядой самолеты Горелова и Чернова засекли не меньше полудюжины радаров. Но Сергея это уже не интересовало, машина быстро наращивала скорость, забираясь на спасительную высоту. Перегрузки вдавили пилота в кресло. Впереди голубело прозрачное южное небо. Пакистанская ПВО успела среагировать на нарушителей, но слишком поздно.

Летчики не успели даже катапультироваться. Высота полета всего сорок метров. На корпусах специальное антирадарное покрытие. Головки самонаведения бульдожьей хваткой вцепились в четкие сигналы радаров Джавара. И только когда до цели осталось двадцать километров, чуткие антенны американского производства засекли несущуюся смерть.

Двадцать километров — это всего двадцать секунд полета. Мощные компьютеры правильно оценили ситуацию и сработали как надо, передав управляющие сигналы на систему ПВО и выдав точные координаты целей. Еще у одной усердный расчет умудрился закрасить серебряной краской головки самонаведения, и, сорвавшись с направляющих, все четыре ракеты ушли точно в сторону солнца. Оставшиеся две установки сработали бы четко, будь у них больше времени… Но времени не.

Не повезло расчету, осколки взорвавшейся ракеты ударили по пусковой установке. Остальные шесть, выписывая в небе хаотичные противозенитные маневры, нашли свои цели. Среди серебристых антенн и белых корпусов радарного комплекса вспыхнули ослепительные огненные шары. Дело было сделано, новейший радарный комплекс, прикрывавший весь северный Пакистан, превратился в груду развалин.

Ракета не нанесла никакого ущерба, это была только демонстрация. Самолеты мчались над сплошной облачной пеленой, далеко внизу проносились древние горные хребты седого Гиндукуша.

На душе было необыкновенно легко, хотелось петь. Сергей переключил управление на автопилот, можно было расслабиться.

Реванш. Полная трилогия (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека!

А далеко позади, где-то на юго-востоке, еще бушевали пожары, в огне гибли миллиарды долларов, яростным бушующим пламенем и столбами черного дыма уносились в небо планы свержения дружественного СССР правительства Афганистана.

В президентском дворце Исламабада, прямо перед телеэкраном, с которого шла трансляция совместного заявления лидеров СССР, Индии и Афганистана, застрелился премьер-министр Пакистана Наваз Шариф. Слишком многое было поставлено на карту. Нищая, с полуфеодальной экономикой страна, с напряжением всех сил вытянувшая ядерную программу, потеряла последнюю надежду выправить положение с помощью щедрых долларовых вливаний.

После ракетного удара по лагерям подготовки моджахедов и недвусмысленной демонстрации индийцев нелепо было бы рассчитывать на сближение с США. Американцы не будут делать ставку на страну, по которой в любой момент может пройтись стальной каток русско-индийских армий.

А с другой стороны, в Пакистане в ближайшее время стоило ожидать возвращения выбитых из Афгана талибов. А то, что они вернутся, было понятно даже ишаку. Наджибула не остановится на достигнутом. Один или с помощью русских он наведет порядок в своем доме. Американцы уже не смогут и не захотят поддерживать пошатнувшееся правительство Шарифа, а значит, в ближайшее время возможен мятеж армии. Политические последствия абсолютно непредсказуемы, а тощий бюджет получит очередное кровопускание.

И нет никаких шансов на внешние инвестиции или кредиты. Глава 2 Красный премьер. Водитель уверенно гнал машину по крайней левой полосе, выжимая — километров в час. Павел Николаевич Шумилов отрешенным взглядом смотрел на спешащих прохожих, проносящиеся мимо машины, яркие неоновые рекламные огни. Все, на сегодня хватит.

Эх, выбраться бы в Подмосковье на рыбалку! Поставить палатку, развести костерок. Спокойно засесть с удочкой. Выкинуть этот чертов телефон, отправить по домам охрану и секретарей, а затем под ушицу по маленькой.

При этих мыслях Павел Николаевич сладко потянулся. С этими вечными заботами даже за город не съездишь. Когда я последний раз был дома, на родине? Года три прошло, если не.

В этот момент машина ощутимо подпрыгнула на выбоине. Нет, все-таки рано брать отпуск — надо завтра позвонить Лужникову, он уже два года обещает перестелить московские улицы каким-то суперасфальтом, таким, что гарантированно десять лет держится. Заодно надо напомнить про ремонт в Третьяковке. Машина свернула на Никольскую и с ходу вписалась в сплошной поток автомобилей. В Москве их всего пять штук.

Как все-таки изменилась столица в последние годы. Исчезли вечные московские гаражи-ракушки, пропали километровые очереди за дефицитом. Как грибы после дождя, выросли офисы, магазины, торговые и культурно-развлекательные центры, улицы оделись нарядным праздничным неоном. Центр превратился в одну огромную новостройку. Павел Николаевич с удовольствием вспомнил, как столичный градоначальник три года назад выбивал деньги на превращение известного открытого бассейна в помпезный храм.

Это тебе не Меченый слабак, я глупостями, болтологией и Перестройками не занимаюсь. МКАД достроил — молодец! Можешь на Манежной торговый центр вырыть. Это работа не на один год. Но ничего, пусть Лужников сначала коммуналки расселит, а там дадим ему бассейн засыпать.

Пусть инвесторов привлекает, заставит церковь раскошелиться, нечего на халяву рассчитывать! Из казны больше тридцати миллионов я ему не дам. Да и эти деньги пусть сначала отработает. Премьер хорошо помнил, как Верховный, увидев смету, шепотом выматерился и, глядя прямо в глаза мэра, возмущенно пробасил: Сейчас на Манежной два строительных треста круглые сутки подряд без выходных работают.

Уже к перекрытиям приступают. Обещают осенью сдать под ключ. Нет, умеет Лужников работать и город любит.

Быть ему градоначальником до пенсии, а то и дольше, благо новые законы позволяют. Таких людей надо ценить, хвалить, но воли много им не давать.

А то будет как с памятником Петру, который сначала с великим шумом и помпой открыли, а на следующий день спавший с лица мэр чуть ли не на коленях уговаривал Верховного не взрывать этого монстра.

Обошлось, правда, скульптору пришлось срочно эмигрировать в Америку. Телохранитель на переднем сиденье бросил в рацию пару коротких фраз и невозмутимо поправил плечевую кобуру. Те, что постарше, говорили, будто Шумилов специально пересчитывает выложенные на прилавок колбасы, и если их меньше пятнадцати сортов, владелец магазина на следующее утро теряет договор аренды.

Павел Николаевич только усмехался, пусть судачат. Главное, чтоб службу несли. Он помнил, что в годы Перестройки колбаса была двух сортов: Если, конечно, не считать ливерную. И то не везде. Но секрет ливерной колбасы был утерян во время переворота го года.

Говорят — к счастью. Эх, если бы не та пьянка восемь лет. Так бы и остался Шумилов простым профессором экономики провинциального политеха. Жил бы в обычной трехкомнатной квартирке на окраине, а не в элитной восьмикомнатной квартире в сталинской высотке.

Учил бы студентов основам экономического мышления. Жизнь была бы проще и легче. Во всяком случае, ежегодный отпуск был гарантирован. Но у жизни свои причуды. Собравшиеся на кухне в памятном м году под Новый год в небольшом городке генерал-майор, профессор экономики, полковник КГБ и директор растворобетонного завода под обильную выпивку затеяли спор сейчас уже никто не помнит, о чем и после второй бутылки дошли до идеи государственного переворота.

И самое интересное, смогли его осуществить. Это только потом стало ясно, что не они одни задумывались над этим интересным делом. Тогда пришлось спешно изолировать не только старое правительство, но и опереточное, неведомо откуда вылезшее ГКЧП, а заодно охлаждать пожарными брандспойтами разгоряченных депутатов, докатившихся до официального расформирования Союза.

В те памятные дни, когда они объявили о перевороте, у Павла Николаевича поджилки тряслись, да и генерал Бугров сохранял уверенный вид на пресс-конференции только благодаря хорошему молдавскому коньяку.

С тех пор Арсений Степанович не пил ничего крепче красного вина. Обычное явление в центре Москвы. Магазин оказался элитным, что поделаешь: Павел Николаевич вспомнил, как четыре года назад по всем СМИ прокатилась история одного предпринимателя, буквально за копейки скупившего целых два квартала в самом центре Москвы.

Дело могло выгореть, все заинтересованные лица были прикормлены махинатором, но, как это часто бывает, подвела жадность. Бизнесмен начал силой выселять людей из домов. Сам предприниматель, то ли Осиновский, то ли Березанский, личность неординарная, доктор математических наук, решивший таким образом подзаработать, получил десять лет с конфискацией, многие причастные лишились теплых кресел.

Несколько чиновников перешли на государственное содержание в местах, увы, отдаленных. Газеты подняли скандал, дело было взято на личный контроль министром внутренних дел, никому из замешанных не удалось отвертеться. Впрочем, у истории был относительно счастливый конец. Председатель Верховного Совета СССР заинтересовался личностью этого махинатора, уж больно смелая была операция, и, после того как стихла шумиха, вытащил этого Осиновского из лагеря и отправил в Фергану курировать закупки хлопка.

Как тогда выразился Арсений Степанович: Средняя Азия была больным местом для Бугрова. Взяточничество и протекционизм впитывались местными чиновниками с молоком матери. Даже в Закавказье дела обстояли не в пример. После знаменитого хлопкового дела Бугров, придя к власти и укрепив свои позиции, первым делом поменял всех среднеазиатских чиновников от мэров и выше, но это ничего не изменило.

Размышляя о делах минувших, Шумилов быстро наполнил корзину продуктами, благо выбор был хороший. Не только парная вырезка по шестнадцать рублей за килограмм и крокодилье филе по двадцать пять или французский сыр с плесенью, но и приличная постная говядина по вполне доступной цене.

Отстояв очередь в кассу и расплатившись, Шумилов неторопливо направился к машине, прикупив по пути пару вечерних газет. Он любил просто так ходить по улицам, никем не узнанный, среди простых москвичей, слушать разговоры в магазинах, читать газеты на скамейке парка. У каждого свои слабости и радости. Верховному даже это недоступно — шеф охраны категорически запрещает.

В тот момент, когда премьер выходил из магазина, на улице разыгралась интересная сцена. Проезжавший мимо гаишник не мог упустить такую возможность сшибить червонец. Все было понятно без слов: Но дальнейшие события явно пошли не по плану. Вместо униженно протянутых прав с вожделенным червонцем между страницами, у лимузина плавно опустилось окно, и прямо в лицо инспектора уткнулось удостоверение сотрудника Управления правительственной охраны. На его лице явно читалось желание оторваться на нарушителе по полной программе.

Но и тут не повезло, приблизившись к машине, он узрел перед своим носом точно такое же удостоверение. Инспектор ГАИ прекрасно владел своим лицом, ну не получилось и ладно, но при виде вышедшего из магазина человека с двумя пакетами в руке и до удивления знакомым лицом челюсть старлея медленно поползла. Она будет с мужем. И когда это Катькин муж, министр энергетики Алексей Петрович Казанцев, находит время на мюзиклы?

Все с мужьями, как белые люди! А мне что, с любовником идти? Я уже не помню, когда последний раз была в ресторане. Подожди хотя бы пару часов. Она уже давно привыкла к такой жизни. Павел мог прийти домой поздно ночью или вообще остаться на работе, а дома частенько засиживался в кабинете допоздна. Даже свой личный бизнес отнимал у Марины Шумиловой на порядок меньше времени, чем служба у мужа.

А Марина, к слову сказать, владела крупной строительной фирмой. Если муж Председатель Совета Министров, получить жирный госзаказ или выиграть тендер несложно. Отвязавшись от жены, Павел Николаевич неторопливо выпил фужер вина, с тяжелым вздохом извлек из-под стола свой рабочий портфель. И, тихо матерясь, выложил бумаги на стол.

До утра надо было ознакомиться с подборкой материалов по Югославии. Разумеется, общие контуры встречи известны заранее, но всегда может появиться какой-нибудь неприятный момент, способный отправить коту под хвост все предварительные договоренности. От этой встречи слишком многое зависит, чтобы полагаться на случай. Балканская политика сейчас напоминает работу сапера. Одно неосторожное движение, и грохнет так, что мало не покажется.

На кону стоят сотни миллиардов рублей и перспектива союза со стремительно объединяющейся Европой. Самое главное для Советского Союза сейчас — удержаться на Балканах. А сербы помнят добро. Единственное, чего не понимал Павел Николаевич, так это зачем ему вникать во все подробности дела. Как будто в стране мало специалистов. Один МИД чего стоит. И, похоже, дело затянется надолго. Вроде бы все соглашения подписаны, бравые Рембо готовы хоть завтра занять базы новых союзников, но тут же волшебным образом возникают новые обстоятельства, откладывающие прием новых членов в НАТО.

Разумеется, все эти Венгрии, Польши, Чехии и Румынии спят и видят себя под крылом дяди Сэма, но, оказывается, сначала им надо вернуть старые долги Союзу. Или хотя бы определиться с суммой долга, а наш МИД к тому времени еще парочку счетов выставит, или независимая пресса устроит скандал с разоблачением очередного проворовавшегося политика.

Да еще постоянно территориальные вопросы возникают. Чем сложнее становилась жизнь, тем больше сближался Федор с семьей и командой.

Как переобразовать ссылку с letitbit на mistararo.tk

Чем больше они зависели от присутствия друг друга, тем меньшее значение прибретали деньги. Русская Душа Это было жесткое воспитание, но Федор остается, несмотря ни на что, Россиянином. Это может выглядеть противоречиво, учитывая невероятно тяжелую жизнь Федора и миллиона других Россиян. Но видение этого противоречия уводит от правильного понимания русской души. Это значит быть гордым за то, что у тебя достаточно сил, чтобы пережить все невзгоды и благодарить свою страну, которая лишь делает тебя сильнее.

В Советские времена этот эффект напоминал хронический Стокгольмский синдром прим. Федор — настоящий мужик. Эта земля, эти леса, эти здания, его город, его страна — все это столь же дорого ему, как и его семья, клуб и команда. Он столь же сильно неотделим от своей семьи, как и своей страны. Это, конечно, не самый Западный принцип. Без сомнения эта идея кажется в какой-то степени лицемерной для людей, которые веками хранили дух исследователей и кочевников. Но система взглядов Федора схожа со взглядами, разделяемыми многими людьми, родившимися в определенной стране: Когда пришло время служить своей стране, Федор был готов.

В отличие от большинства молодежи наших дней — шокирующий уровень самоубийств и страх наказаний и дедовщины, у Федора остались лишь теплые воспоминания о проведенном в армии времени. То, что я прошел службу, греет мне душу.

Я вырос, развил свой характер, стал жестче. Я пришел мальчиком и ушел мужчиной. Когда он не боролся с огнем, то занимался спортом и упражнялся с весами. Возможности тренироваться самбо или дзюдо там не. Позже его перевели в танковую дивизию, что позволило ему продолжить тренировки, так как он отвечал за спортивный зал. Я пытался помогать молодым. Мне много раз приходилось драться, но только поначалу. Все также не хватало еды и денег.

Тренер помог молодой паре отремонтировать маленькую временную квартиру, пока они нетерпеливо ждали рождения своей дочери, Машеньки, и первой квартиры, которую государство должно было им предоставить.

В тот период Федора приняли в обе сборные: Хотя он представлял свою страну, денег за это он не получал. В конце х наследием правления Бориса Ельцина был экономический хаос и постоянная инфляция в стране. Преступность и коррупция процветали. Ничего не светило государственным служащим, коими были спортсмены национальной сборной.

Зачастую спортсмены вступали в ряды мафии, так как государство ничего им не платило. Спортсмены были рады любой возможности заработать и прокормить семью. Не видя никакого будущего и перспектив, занимаясь тем, что он так любил, Федор решил перейти в ММА.

После долгих терзаний решение было принято. Воронов не был против этого, полагая, что Федор сможет адаптироваться к ММА. Оставить сборные по самбо и дзюдо, не имея пока четких перспектив, было невероятно сложным решением. Но с благословением жены и тренера, Федор вышел на ринг. Несмотря на его международную славу и успех, Фёдор по-прежнему проживает в Старом Осколе.

Когда ты летишь над Россией, то видишь, насколько она велика и красива. В ринге я всегда помню, что прежде всего защищаю честь своей страны, города и клуба" Сказать, что Фёдор ведёт спартанский образ жизни - это не значит сильно преувеличить. Он ездит на Тойоте, которую администрация города выдала ему за его заслуги, живёт в обычной квартире и продолжает тренироваться бОльшую часть года, так же, как делал это ещё в середине х, когда только вернулся из армии и принял решение дебютировать в ММА.

Интересна разница в том, как русский и западный человек понимают слово "богатство". Для человека с Запада сделавший себя сам человек, предприниматель - это и есть отражение понятия успеха.

В сознании среднестатистического русского богатые люди - это как правило какие-либо преступники, сумевшие нажить богатство, тем или иным способом обманывая государство.

Таких людей долго и охотно критикуют, даже если не так давно они были всего лишь одними из обычных граждан, их не уважают, потому что считают, что деньги меняют человека. Нет ничего удивительного в том, что Фёдор очень знаменит в Старом Осколе. У каждого таксиста, владельца киоска или работника гостиницы в запасе обязательно есть история про Фёдора. И все в первую очередь отмечают именно его скромность, говоря о том, что это возможно самый скромный человек, которого они когда-либо встречали; все очень рады, что даже несмотря на свою успешность он остаётся одним из.

Одна из таких весёлых историй говорит о том, что однажды Фёдор дрался в Японии, победил и полетел домой.